Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Нам_уютно

И смех и грех, но в целом все хорошо

Приобрела наконец-то электронную книжку. Единственную модель, которая имелась в наличии в нашем городишке. 940 шекелей вместе с чехлом.

PC150254

Ириш (irin_v), не без твоего влияния. Все никак не могла понять, зачем мне такая радость, если есть библиотека.

Collapse )
Нам_уютно

Ричард Олдингтон

Был у меня в России сборник повестей и рассказов английского писателя Ричарда Олдингтона, почему-то не доехавший Израиля. Очень жаль, это была одна из книг, которая должна стоять на полке любого книголюба. В сборник входил очень сильный рассказ - "Раздумья на могиле немецкого солдата" (в некоторых переводах "Размышления"). Олдингтон прошел Первую мировую, был на ней ранен. Его называют английским Ремарком.

Война резко изменила мироощущение Олдингтона, наложив отпечаток суровой горечи и безнадёжности на всё его дальнейшее творчество. Написанная в эти годы книга стихов «Образы войны» считается одной из лучших книг в истории англоязычной поэзии. После войны Олдингтон страдал от малоизученного в те годы посттравматического стресса.

К годовщине нападения Гитлера на Россию хотела привести здесь выдержки из того рассказа. Но, увы, в сети текст не нашла. Основная его идея: человечество, прошедшее через ужасы войны начала века, никак не может, просто не способно устроить подобное ещё раз и ни за что не допустит этого. Писатель умер в 1962-м году,  Бог знает, что творилось в душе убежденного пацифиста, ненавидевшего милитаризм и обвинявшего в страданиях народов исключительно их правителей, когда началась Вторая мировая.

В ходе поисков попался мне цитатник из книг Олдингтона, написанных в разные годы. Привожу здесь  его антимилитаристские высказывания:

Collapse )
Нам_уютно

Джон Гришэм и Роман Задоров

Подсела я на Джона Гришэма, о котором уже писала здесь. Закончила четвертую его книгу, называется "Невиновный". Слегка занудная, но занудство оправданное. Книга фактически документальная, а не художественная, в продолжение традиции и жанра, введенных Труменом Капоте. С сохранением реальных имен, кроме имен убитых и изнасилованных.
Долго и подробно рассказывается о жизни одного несчастного, подававшего смолоду большие спортивные надежды, которым так и не суждено было осуществиться. Жизнь покатилась под горку. Пьянство, наркотики, мелкое хулиганства, психическая неуравновешенность. По несчастному стечению обстоятельств Рон, так звали этого человека, вместе с ещё одним дружком показались местной полиции подходящими кандидатурами для обвинения в зверском изнасиловании и убийстве молодой женщины. Все, чем располагало следствие для изобличения, - образцы лобковых волос и спермы. Дело происходит в 80-годы, анализы ДНК ещё не применяются, а существующие методы анализа и квалификация местных криминалистов крайне ненадежны. Фактически вынесенный Рону смертный приговор базировался на том, что волосы вполне могли принадлежать ему. Основные свидетели обвинения - соседи по камерам, с которыми Рон якобы делился своими воспоминаниями и впечатлениями. "Свидетелям" были обещаны определенные поблажки и досрочные освобождения (ай да американская фемида! Которая нам, умученным милицейским и судебным произволом в те самые годы, представлялась образцом гуманности и неподкупности!) Приговор, между прочим, выносился не судебной тройкой, а судом присяжных, который, как выясняется, тоже очень даже может ошибаться, потому что торопится домой и на основную работу, где он получает более серьезные деньги, чем за выполнение своего гражданского долга (впрочем не о том ли самом в фильме "12 разгневанных мужчин"?)
Рон провел в тюрьме 12 лет, дважды был на волосок от исполнения приговора, но вышел на свободу благодаря внедрению в криминологическую практику анализов ДНК.

Collapse )
Нам_уютно

Снова Акунин

Взяла в библиотеке вот такую книгу, совсем свежее издание:



Не посмотрела внимательно о чем это, поскольку Акунина читаю все подряд. Оказалось, что это сборник исторических миниатюр из его собственного блога в ЖЖ, который и так в моей ленте. Со всеми картинками и даже с отдельными комментариями. Все равно перечитала. Толстая мелованная бумага, книга оформлена отлично. Насколько все же приятнее и привычней читать со старой доброй бумаги, а не с экрана!

А сегодняшний пост Акунина был очень кстати. На днях пересмотрела два киношедевра на тему французской революции: "Дантон" и пятичасовую (полная версия - 6 часов) эпопею "Французская революция". Кто не видел - особенно второй фильм - настоятельно советую, они есть на торрентах.

Заключительная фраза поста Акунина:
Пляс Конкорд. В прекрасном городе Париже мало плохих мест. Самое поганое – это.

Маяковский о том же месте:
Если б был бы я Вандомскою Колонной, то женился бы на Пляс де ля Конкорд.
Фраза, ИМХО, ничего не значащая, хотя и звучная. Так, игра словами-безделушками. А Акунину верю. Сама я ничего такого в Париже не почувствовала, но у каждого, наверно, есть места, где ему тяжело. Хуже всего приходится тем, кто выбрал мировую историю в качестве составляющей своей профессии.
Нам_уютно

Лекция в Араде

В Араде вовсю кипит пионерская пенсионерская жизнь. В отличие от других населенных пунктов Израиля, здесь она бросается в глаза благодаря миниатюрности городка. В пяти минутах ходьбы от нашего дома - здание культурного центра с библиотекой, и куда бы ни пошел, увидишь афишу с планируемыми мероприятиями, рассчитанными в основном на детей и граждан преклонного возраста. Я пока этими делами не очень интересовалась, но, видно, пришло и мое время. Углядела объявление о вечере памяти Ицхака Рабина, состоится в библиотеке, вход свободный. В один день, но в разное время, лекции для русско- и ивритоязычных. Первых, надо сказать, тут значительно больше или  просто их больше видно, потому что обеспеченные коренные живут на "периферии" Арада, в собственных коттеджах. Где-то там обитает и известный израильский писатель Амоз Оз.

Предполагалось идти на лекцию для русскоязычных. Если я ещё что-то понимаю на иврите, то у мужа с ивритом совсем плохо.  Было большое сомнение, придет ли кроме нас хотя бы пара человек. Но тем не менее собрались и я даже приоделась:

PA280222

Collapse )
Нам_уютно

Наталья Нестерова

Взяла в библиотеке очередную женскую прозу. Автор - Наталья Нестерова. Привлекло название: "Бабушка на сносях". Ну, сами понимаете.

Если о сюжете в двух словах, то: женщина 48-и лет, недооценив свои фертильные возможности, по неосторожности забеременела. По срокам она должна родить почти одновременно со своей невесткой, которая ожидает первого ребенка. Будущая бабушка крайне этим смущена, ей очень стыдно перед родственниками и знакомыми. Все описываемые приключения - последствия этого стыда.

Написано живенько и остроумно, журфак не прошел даром. Там, правда, вклинилась глава, написанная явно другой, не такой бойкой, рукой. Наверно, сроки поджимали, аванс закончился, пришлось  подрядить менее удачливую однокурсницу. Но не важно, и не такое бывает.

Чисто информационно.
Отдыхая в Сочи, героиня записывается на, как говорят сейчас, "опцию" - поездку в Гагры. В Гаграх я была пару раз, очень давно, конечно. Вспоминаю их как прекрасный город-сад со свободно гуляющими павлинами.
Collapse )
Нам_уютно

Патриот Вера Панова

С Праздником Победы и с Днем Независимости Израиля, френды!

Так получилось, что праздники двух государств пришлись на один день. Оба эти государства - мои. Я одинаково не приемлю как антисемитизм, так и русофобию. Тем более, что во мне "слились две древние крови".

Избегая дежурных тем и слов, хочу сегодня вспомнить одну большую писательницу, увы, недооцененную по-настоящему, хотя ей в свое время ей были присуждены три (!) Сталинских премии. Речь идет о Вере Пановой (1905-1973). Как "недооцененную?" спросят многие. И печатали её, и фильмы по её книгам ставили и даже репрессий она избежала. Боюсь ошибиться, но никто сейчас Веру Панову не читает и не поминает как великого мастера слова. А сталинское лауреатство воспринимается вообще как каинова печать  и некомильфо.

Но, например, Сергей Довлатов - это "комильфо"?

Современному читателю она знакома как персонаж и учитель Сергея  Довлатова, ее собственные книги сегодня читают мало. На самом деле,  эта женщина была классиком советской литературы, писательницей, чьи книги были любимы и интеллектуальной элитой, и массовым читателем.

В советское время свобода ощущалось гораздо сильнее, чем сейчас. Когда  можно все, ничего уже не впечатляет. Небольшие такие подвижки, небольшие  драки с цензурой производили огромное впечатление. Когда мы  чувствовали, что немножко сдвигают стену, мы были очень благодарны. Вера  Панова умела это делать, оставаясь при этом лауреатом Сталинской  премии.
http://www.5-tv.ru/video/502207/

Цитаты из Довлатова:
За последние годы в советской, да и в эмигрантской прессе выработались определенные стереотипы и клише — «казарменный социализм», «административно-командная система» и в более общем смысле — «эпоха застоя». Сразу же представляется нечто мрачное, беспросветное, лишенное каких бы то ни было светлых оттенков. Но жизнь, как известно, и в том числе — культурная жизнь страны, шире и многозначнее любого, самого выразительного стереотипа. Так что и в эпоху застоя, на которую пришлось начало моих литературных занятий, встречал я людей, достойных любви, внимания и благодарности.
http://www.sergeidovlatov.com/books/mynach.html

Беседовали мы с Пановой.   
- Конечно, - говорю,  - я против антисемитизма. Но ключевые должности в российском государстве имеют право занимать русские люди.   
- Это и есть антисемитизм, - сказала Панова.   
- ?   
- То, что вы говорите, -  это и есть антисемитизм. Ключевые должности в российском государстве имеют право занимать ДОСТОЙНЫЕ люди.

http://lib.ru/DOWLATOW/dowlatow.txt

Почему именно сегодня мне захотелось написать о Вере Пановой?
Её писательский дар раскрылся  во время войны. И этот дар человечен и светел. В нем нет места злобе и ненависти. "Мы шли к любви и милосердью в немилосердной той войне." Только из-под пера глубоко чувствующего и чистого помыслами человека могли выйти такие книги как "Сережа", "Спутники" и "Кружилиха". А ещё абсолютно очаровательные исторические повести, написанные ею в конце жизни, когда к ней вернулось воспитанное в детстве религиозное чувство.

В монолите советской цензуры Панова находит узкую щель, через которую  может просочиться искренность и правда. Ее герои – простые советские  люди, обыватели. Они – вне политики, вне грандиозных задач, которые  ставит перед гражданами страна. Они не граждане, а люди. Влюбляются –  иногда счастливо, иногда нет. Воспитывают детей. Беспокоятся о близких.  Дом для них куда важнее работы. Официально узаконенный соцреализм таких  героев не знал, но именно таким было большинство современников писателя  Веры Пановой. Партийная критика чувствовала – что-то в этой прозе не то,  но и придраться по большому счету было не к чему.
http://www.5-tv.ru/video/502207/

В разгар «холодной войны» крупнейшая  американская газета «Нью-Йорк-таймс» приглашала зрителей посмотреть  новый советский фильм «Сережа» (в США он демонстрировался под названием  «Незабываемое лето») и не без оснований доказывала, что этот  «прочувствованный и очаровательный маленький фильм» о простой психологии  нормального ребенка «проливает больше света на характер русского  народа, чем все яростные вспышки в атмосфере ядерных бомб».
http://likebook.ru/books/view/39448/?page=35

Времена не выбирают. Но жить в любом времени можно по-разному.

Вера Панова была замужем трижды. После неудачного брака с поэтом Арсением Старосельским её вторым мужем стал Борис Вахтин, специальный корреспондент газеты "Комсомольская правда". После убийства Кирова он был арестован по обвинению в принадлежности к  «ленинградской оппозиции», приговорен к 10 годам лагеря и направлен в СЛОН, где и погиб.

В третий раз Панова вышла замуж за Давида Яковлевича Дара (Рывкина), участника войны, кавалера боевых наград, члена Союза писателей. На двоих у них было пятеро детей (трое из них - Веры Пановой).
Дар был одним из активных участников кампании в защиту Иосифа Бродского. 19 мая 1967 г.написал открытое письмо к IV Всесоюзному съезду Союза писателей с  требованием «назвать своим подлинным именем такое явление, как  бюрократический реализм, которое у нас стыдливо и лицемерно называется  социалистическим реализмом». 13 ноября 1969 г. обратился в секретариат Союза писателей с открытым письмом против исключения Солженицына. В 1977 г. (уже после смерти Пановой) был вынужден эмигрировать в Израиль.

Давид Дар умер в 1980 г., похоронен в Иерусалиме.

В США проживает талантливая молодая поэтесса, которая называет своим биологическим отцом Бориса Вахтина, т.е. является внучкой Веры Пановой. Мир гораздо теснее, чем нам кажется.:))

Ссылка на песню из кинофильма "На всю оставшуюся жизнь", поставленного по повести Веры Пановой "Спутники". Автор сценария фильма и текста песни - её сын Борис Вахтин. Музыка написана еврейским композитором Вениамином Баснером (ролик не встраивается):

http://www.youtube.com/watch?v=EwMna0eDdvw
Нам_уютно

Пирожки-2

Пирожки-1 здесь.

Мучилась сегодня бессонницей, и, чтобы не терять времени даром, пекла вторую порцию пирожков. Точнее, это третья, но вторая была неудачной, и я её выбросила. Эта, по-моему, получше, хотя кто знает. Зато потом крепко заснула.

ходила вправду на медведя
писатель агния барто
но про оторванную лапу
конечно полное вранье
......

Collapse )
Нам_уютно

Европа. Часть 6 (последняя). Кембридж

Части 1, 2, 3, 4, 5

В пустой по нерабочему времени электричке мы едем в Кембридж:

Photobucket

Почему именно Кембридж, а, не к примеру, Итон или Оксфорд? Тоже недалеко от Лондона. Скажу честно: выбор пал на Кембридж исключительно из-за одного связанного с ним имени: Владимир Владимирович Набоков. Не равнодушна я к этому человеку. Характер моих с ним взаимоотношений сложен и противоречив. Но если бы я прочитала только пару его стихотворений и такую его прозу, как "Облако, озеро, башня" и "Защита Лужина", это составило бы уже достаточный повод для посещения городка, где он провел свои юные годы.

Collapse )
Нам_уютно

Трумен Капоте

Предупреждаю: многабукаф. Пост рассчитан на любителей хорошего кино, терпимо относящихся к дилетантским размышлизмам:)

Для начала немного криминальной и литературно-кинематографической хронологии.

1. 15 ноября 1959 г. в США, штат Канзас, зверски убиты четыре члена семьи преуспевающего фермера Герберта Клаттера. Убийство взбудоражило маленький патриархальный городок, не знавший доселе подобных преступлений.

Collapse )